История Японии

Японские острова заселены по меньшей мере на протяжении 30 тыс. лет. На базе археологических раскопок доисторическую фазу развития страны принято делить на четыре периода: палеолитический докерамический (примерно до 10 000 лет до н.э.); период Дзёмон, характеризуемый появлением керамики (примерно 10 000 лет до н.э. — примерно 300 лет до н.э.); период Яёи, в рамках которого широко распространились металлические изделия и стабильное сельское хозяйство (примерно 300 лет до н.э. — примерно 300 лет н.э.); период Кофун, отмеченный огромными погребальными курганами и началом политической централизации (4-6 вв. н.э.).

В 6—7 вв. старое клановое общество начало претерпевать серьёзную реструктуризацию в направлении централизованной имперской администрации по китайскому образцу. Период Асука (593 — 710), когда во дворце Тоёура утвердился двор императрицы Суй-ко, ознаменовал собой переход к письменной истории Я. При ней в качестве регента служил принц Сётоку, который в своей Конституции, состоявшей из 17 статей, предусмотрел укрепление власти и повышение престижа императорской династии и направил страну на путь создания единого государства. Императорский двор поддерживал буддизм, строил храмы, дворцы и города по корейским, а позднее — по китайским моделям, ввёл в обращение китайские иероглифы и заложил основы государственной структуры рицурё, воспроизводившей китайские порядки. Эти инновации получили дальнейшее развитие в результате реформ Тайка, в ходе которых была введена государственно-феодальная надельная система (население стало держателем государственных наделов, а крестьяне начали регулярно платить налоги).

В 710 столицу страны перенесли в Нара. Тем самым было положено начало Нарскому периоду, который явился свидетелем всестороннего культурного и технологического влияния Китая на Я. Политическая власть широко использовала буддизм и конфуци-

анство для усиления своих позиций, но к кон. 8 в. централизованная имперская администрация и система государственных наделов начала обнаруживать признаки сильной напряжённости. Соперничество аристократов и клериков в Нара подрывало стабильность политического курса. Стремясь предоставить администрации возможность «нового старта», император Камму в 784 попытался возродить былую мощь системы рицурё и перенёс столицу в Киото.

Начавшийся таким образом период Хэйан (784— 1185) был эпохой полной ассимиляции китайской культуры и расцвета элегантных придворных обычаев. В политическом отношении, однако, двор подпал под господство семейства Фудзивара, не смог воспрепятствовать распространению частных вотчин (сёэн) и сохранять контроль над провинциальными властями. Отсутствие централизованной военной системы привело к росту могущества банд воинов сначала на местах, а затем и в столице, когда семейство Тайра в сер. 12 в. захватило там власть.

Свержение Тайра (1185) воинами под руководством Минамото-но Ёритомо, которому был присвоен титул сёгуна и который учредил военное правительство в городке Камакура, явилось отправной точкой Камакурского периода (1185—1333). Четыре века господства воинов, охватившие как Камакурский, так и следующий период — Муромати (1333—1568), считаются в Я. феодальной эрой. Влияние императорского двора неудержимо ослабевало. К сёгунату перешёл контроль над юридической системой, престолонаследием, обороной страны. Возглавляемый поначалу самим Ёритомо и его сыновьями, а затем сёгунами — детьми с регентами из рода Ходзё Камакурский сёгунат был первым в серии военных режимов, доминировавших в Я. до сер. 19 в.

Этот сёгунат был свергнут коалицией во главе с императором Годайго, пытавшимся восстановить прямое императорское правление, но в 1336 его самого отстранили от власти, причём сделал это Асикага Такаудзи, который ранее помогал императору. Используя соперничавшего с Годайго императора как марионетку, Такаудзи учредил новый сёгунат в Муромати (район Киото). Десятилетия гражданской войны между двумя императорскими дворами завершились победой Асикага Ёсимицу, которому удалось подчинить себе провинциальных воинов, поддержавших его сёгунат. Впоследствии, однако, феодалы организовали серию междоусобиц, в итоге которых страна погрузилась в эпоху «воюющих государств» (1467— 1568), когда местные князьки (даймё) игнорировалии сёгунат, и императорский двор и сражались друг с другом за власть на местах.

С сер. 16 в. постепенно оформилось движение за воссоединение страны в единое целое, решающую роль в котором сыграли три выдающиеся фигуры: Ода Нобунага, Тоётоми Хидэёси и Токугава Иэясу. Короткий, но богатый событиями период деятельности Нобунага и Хидэёси, в пределах которого они установили военный контроль над страной и приступили к реформированию феодальных институтов, именуется периодом Адзути — Момояма (1568—1600). Это было время величия и открытости внешнему миру. Хидэёси умиротворил провинцию, конфисковав мечи и отделив самураев от крестьян. Он мечтал о покорении Кореи и установлении долговременной династии, но вторжение на Корейский полуостров закончилось провалом. Смерть Хидэёси в 1598 оставила его наследника практически уязвимым перед лицом враждебных даймё, один из которых — Токугава Иэясу — одержал убедительную победу над сторонниками Хи-дэёси в битве при Сэкигахара (1600), принял титул сёгуна и учредил могущественный сёгунат, перенеся столицу в Эдо (ныне Токио).

Победа позволила Токугава реорганизовать политическую карту Я. Он установил строго сбалансированную структуру (бакухан), при которой сёгунат непосредственно контролировал Эдо и центр страны, а даймё, классифицированные в зависимости от их верности Токугава, правили примерно в 250 владениях. Токугава и его потомки сумели сохранять сильную централизованную феодальную власть посредством введения статусных различий между самураями, купцами, ремесленниками и крестьянами, эксплуатации системы заложников, при которой даймё должны были проводить при дворе каждый второй год, искоренения христианства, контроля за контактами с внешним миром, особенно с Западом, и формулирования регла-ментаций для самураев, аристократов и даже храмов. В бакухан господствовали самураи, и структура эта во многом зависела от налогов, собиравшихся с крестьян. Вместе с тем сёгунат предоставлял достаточную свободу в развитии торговли купцам и призамковым городам, а также способствовал расцвету урбанистической культуры.

Токугавская система при всей своей деспотичности дала Я. более 200 лет мира и относительной изоляции от остальных стран. Оба достижения оказались в сер. 19 в. под угрозой, когда США, Великобритания и Россия начали требовать открытия торговли с Я. Неспособность сёгуната «изгнать варваров», заключение

неравноправных договоров, допуск иностранных кораблей в японские порты явились началом цепочки событий, которые побудили могущественные кланы Сацума, Тёсю и Тоса использовать императорский двор для того, чтобы бросить вызов токугавскому владычеству. Сёгунат свергли в 1868.

Молодые самураи, осуществившие реставрацию Мэйдзи (называвшийся так период длился до 1912), т.е. императорской власти, пеклись о сохранении суверенитета своей страны, оживлении её экономики, укреплении её военного потенциала. Их лозунг «Богатая страна, сильная армия» означал перестройку большинства социальных, политических, экономических и военных институтов на западный манер. Большие усилия на этом поприще приложили такие деятели, как М.Мацуката, Х.Ито, К.Сайондзи, И.Ояма, Т.Окубо, Т.Ивакура, К.Иноуэ и др. и сам император Муцухито. В 1889 Я. приняла Конституцию, открывшую дорогу к парламентскому управлению. Наряду с этим новое руководство страны сочло возможным обратиться к типичным для ведущих государств того времени методам внешней экспансии. В 1895 Я. победила в войне с Китаем, в 1905 разгромила российские армии в Маньчжурии, в 1910 аннексировала Корею и превратилась в главную империалистическую державу в Восточной Азии. Её участие в 1-й мировой войне было фактически номинальным, но принесло под контроль империи германские концессии в Китае и принадлежавшие Германии острова в Тихом океане.

Период правления императора Тайсё (1912—26) японские историки называют «эрой больших возможностей». С одной стороны, в эти годы обозначились тенденции, которые в конечном счёте облегчили демократизацию Я. после 2-й мировой войны (партийные правительства, всеобщее избирательное право для мужчин, достигших 25-летнего возраста, законы о бирже труда, минимальной заработной плате, арбитраже арендных конфликтов и т.д.). С другой стороны, тогда же появились ростки радикального национализма, экспансионизма и антилиберализма, которые расцвели пышным цветом в 1930-е гг. и 1-ю пол. 1940-х гг. (закон о поддержании общественного спокойствия, нацеленный на контроль над распространением «опасных мыслей» и использованный для подавления студенческого радикализма и массовых арестов коммунистов и прочих «подрывных элементов», расширение полномочий тайной полиции, организация ультрапатриотического общества «Кокухонся» и т.д.).

Какое-то время сторонникам демократизации режима удавалось удерживать свои позиции, и следую-щая эпоха Сёва (1926—89) началась на оптимистической ноте. Вскоре, однако, ультранационалистические силы, первую скрипку в составе которых играли военные, взяли верх и, используя тяжёлое экономическое положение страны (кризисы 1927 и 1929), перешли от разгула политических притеснений на внутреннем фронте к агрессии в Маньчжурии, в других районах Китая и в конце концов развязали войну против США и союзных держав в Азии и на Тихом океане.

Поражение Я. в этой войне (1945), завершившейся атомными бомбардировками Хиросимы и Нагасаки, имело своим результатом потерю всех колоний, оккупацию страны союзными, прежде всего американскими, войсками, полную демилитаризацию, ликвидацию старых индустриальных комплексов (дзайбацу), отказ императора от статуса божества, новую Конституцию, новую образовательную систему, революционную аграрную реформу, легализацию левых партий и профсоюзов.

После болезненного периода послевоенного восстановления японская экономика продемонстрировала в 1960—70-х гг. весьма высокие темпы прироста ВВП, обеспечившие стране небывалое процветание. Оно опиралось на Японо-американский договор о гарантии безопасности, который был заключён одновременно с подписанием Сан-Францисского мирного договора, восстановившего суверенитет Я. (1951), постоянный акцент на расширение масштабов хозяйства, разработку политики, отвечавшей интересам бизнеса, придание особого значения образованию, умеренность, бережливость, энергию и концентрированные усилия японского народа. Существенный вклад в достижение Я. её послевоенных успехов внесли такие политические деятели, как С.Ёсида, И.Хатояма, Х.Икэда, Т.Фукуда, Я.Накасонэ и др.

Отличительная черта японской истории последних лет — усилия народа, направленные на преодоление долговременной тенденции к отчуждению от других народов, к подчёркиванию своей уникальности и неповторимости. Японцы стараются интернационализировать своё общество, включить его во всестороннее сотрудничество со всё более взаимозависимым миром.